Дороги в тюрьме

централО, «дороги» централа стоят того, что бы рассказать о них чуть подробнее. Дороги, т.е. средства коммуникации осужденных разных камер между собой строго запрещены, однако они существуют столько же, сколько существуют сами тюрьмы. И они очень разнообразны и порой остроумны.

На любом централе существует несколько типов дорог.

Ноги

«Ноги» — это когда почта и грузы перегоняются из камеры в камеру или из корпуса в корпус при помощи шныря — уборщика, или баландера, разносчика пищи — зека, оставшегося после приговора суда на централе, и решившего не ехать на зону. Уважения к ним со стороны остальных сидельцев никакого, их считают «красными», т.е. вставшими на путь сотрудничества с администрацией. Но, услугами их пользуются регулярно. Но тут все очень сложно, т.к. зэк из хозобслуги зачастую одновременно сотрудничает и с оперативником, сливая операм наиболее важную информацию. Ценное в «ногах» то, что баландер или уборщик перемещается по всему корпусу и может передать весточку даже в самую отдаленную камеру, в которую не идут никакие другие дороги.

Баландер подает шлюмки (миски) в каждую камеру и при известной ловкости вполне может принять или передать небольшую записку, несмотря на присутствие рядом кого-то из охранников. Но всегда есть возможность, что записка окажется не у адресата, а у опера.

Воздух

Далее идут дороги по воздуху. Делается это так. Из газет сворачивается трубка, длиной метра полтора, а то и два (лучше всего для этой цели служат листы глянцевых журналов), делается волан, к которому привязывается тонкая нитка. Самый здоровитый, предварительно высунув трубку, прицеливается в решку, т.е. окно, допустим корпуса напротив, и что есть силы дует, или «застреливается» с той решкой, с которой ему нужно наладить «дорогу». Не с первого раза, но, как правило, волан попадает в эту решку, где его уже ждут, и с помощью удочки, скрученной из тех же газет, затаскивают в камеру. Затем по нитке затаскивается тонкий канатик, по которому уже можно передавать посылки. Дорога налажена.

Трубку духового ружья проклеивают мылом, чуть смачивая его водой. Технология та же, что и при использовании клеящего карандаша. После высыхания труба готова к работе. Надолго ее не хватает, но в зависимости от качества исполнения прослужить может до недели-двух, если, конечно, во время шмона не найдут. Волан на остром конце утяжеляется нашлепкой из жеваного хлебного мякиша – иначе он точно не полетит.

Как сами понимаете, подобным образом можно установить связь только с противоположным корпусом и то, если он расположен не слишком далеко, обычно максимум – 15-20 метров, хотя, бывает и дальше «застреливаются».

По воздуху можно прокинуть дороги и в соседние камеры сбоку и вниз. Вниз понятно – просто спускай себе груз на веревочке, а там примут.

дорога по воздуху

Вбок сложнее – высунуть руку далеко обычно не дает решетка, поэтому груз на веревочке всовывается на скрученной из газет «удочке», раскачивается и забрасывается вбок, где уже ловят веревку своей «удочкой». С первого раза никогда не получается, попытки приходится повторять вновь и вновь.

решетка

Как видите — решетки две — внешняя и внутренняя, а такую руку не просунешь далеко.

Так посылку или маляву порой передают по всей стороне корпуса. Препятствием служат камеры, в которых не принимают дороги. Это могут быть служебные помещения, отстойники, резервные камеры, где обычно никто не «проживает». Наконец, такие камеры, где нет никого, с кем можно связаться. Например, просто по незнанию. Обычно это камеры с малолетками или женские.

Для связи по воздуху необходима одновременная слаженная работа, как передающей, так и принимающей стороны, поэтому прежде чем начать работать по дороге, устанавливается связь с соседними камерами. С верхом-низом и боковыми камерами это делается посредством кодового стука, например, двойного. С камерами в соседнем бараке связываются обычно голосом, а затем семафорят условными знаками руками.

Наладить дорогу по воздуху дело не простое, поэтому проложенные канаты снимают только в случае непосредственной угрозы дороге – при начавшемся шмоне или появившемся «конокраде».

Канализация

Самыми экзотическим, но наиболее распространенными, на мой взгляд, были «мокрые дороги», иными словами, через дальняки (отхожее место).

Тут тоже требовались определенные сноровка и умение. Для начала плетется «конь», прочный канатик из свитеров, с добавлением капроновой нити из носков или из мочалок. После того, как конь готов, на него закрепляют «ежиков» (сложенные крест-накрест спички), после чего, дорожник, т.е. зек, стоящий на дороге, отбивает условный стук в соседнюю камеру, что бы те были наготове, он будет «сливаться». Уже упомянутый мною якорь, помимо того, что случит затычкой от крыс и от вони из дальняка, служит еще клапаном, не пускающим воду. Якорем затыкается дальняк, и в небольшое углубление, набирается вода, за тем в нее спускают коня, и когда он намокает, якорь поднимают и конь, вместе с водой сливается в канализацию, где встречается с конем из соседней камеры. Дорожник из соседней камеры, начинает потихоньку выбирать своего коня, и если они сцепились, то вместе со своим, он вытаскивает и коня из нашей камеры — вуаля, дорога налажена. Возможно это стало потому, что система канализации представляла собой одну трубу, проложенную посреди коридора, и соединенную с каждой камерой. Точно так же, действовала и «мокрая дорога» между этажами, с третьего по первый было два стояка, и в камерах, сквозь которые они проходили, в стояках имелись специальные дырки, через которые и ловили спускаемого со второго или третьего этажа коня. По мокрой дороге разгонялись груза совершенно разного наполнения, начиная от почты, сигарет и чая, и заканчивая предметами туалета и нижним, а порою и верхним бельем.

Чтобы груз не промокал, его очень тщательно запаивают в пакеты из полиэтилена, которого в наше время даже в камерах хватает. И что интересно, по понятиям, даже коснуться рукой «дальняка» западло, мало того, если уронил в него любую вещь, то ее только выбросить можно. Но при этом, даже чай, пришедший по «мокрой дороге» заваривать вполне нормально. Пакет развернул, выкинул, руки помыл – и все отлично! Вот так.

посылка

Вот такой пакетик делается — как можно более плотный и компактный. Для надежности запаивается в два пакета.

Кабуры

Очень редко встречающийся вид дорог, представляющий собой пробитые отдушины между камерами. Обычно только в самых старых тюрьмах бывает и с ними активно борется администрация. Просто потому, что так само здание разрушается! Долбятся стены всеми правдами и неправдами добытыми полосами металла, обычно отодранными со шконок.

Борьба с дорогами

Администрация, конечно, про все эти способы прекрасно знает, и как может с ними борется. Так с дорогами по воздуху, борются при помощи тех же шнырей – «конокрадов», которые ходят по дворам и длиннющей, высотой в два этажа составной палкой обрывают коней. Контрразведка, выставленная на решках, как правило успевает предупредить о приближении конокрада, но случается и так, что те специально подкрадываются незамеченными и обрывают дороги.

Ненавидят их все жутко, особенно малолетки, которые порой специально собирают отходы своих малолетних организмов в «пятикопейки», целлофановые пакеты, и при приближении к корпусу конокрада, выждав удобный момент, сбрасывают их ему на голову. Женщины, как правило, не стесняясь в выражениях матерят его так громко, что на соседних корпусах все быстренько расцеплялись и конокрад, весь в говне и моче, обложенный матом, с позором удаляется.

Но в администрации тоже ведь не дураки сидят. На многих централах поступают проще – дороги обрываются не снизу, а сверху – палкой, спущенной с крыши. Случается, так трофеями шнурей становятся и посылки с чаем, провизией, шмотками. И на крыше их никак не достать, а часто и не заметить, если шнырь прячется за парапетом.

Раньше, еще при СССР с воздушными дорогами боролись просто — наваривали на окна плотно полосы металла, как жалюзи, из-за чего в камерах было постоянно сыро и мрачно. Но в конце 90-х так называемые реснички сняли.

реснички

Вот такие реснички — даже палец не просунуть, какие уж тут дороги!

С мокрыми дорогами администрация, как правило не возится, брезгуют, за них с этой задачей прекрасно справляются крысы, постоянно перегрызающие канатики. Иногда в канализационные трубы ставят специальные «ежи», сваренные из арматуры. Такой дорогу не пропустит, но в результате начинают забиваться канализационные трубы, что и самой администрации не нравится. Да и кому понравится вонь обонять из-за переполнившейся забившейся канализации?

С кабурами борются наиболее бескомпромиссно, заваривая их так называемыми «клепками» — кусками трубы с приваренными с обеих сторон круглыми или квадратными кусками листового металла. А за обнаруженную новую кабуру вся камера может переехать в другое место, порой гораздо более худшее. Например, без телевизора или холодильника, с худшей вентиляцией, с окном, выходящим на глухую стену другого корпуса, из-за чего в ней даже днем сумрачно. Или смотрящий за камерой может отравится в карцер – тут по обстоятельствам.

Также обратите внимание на следующие темы: