Состязательность сторон в уголовном процессе. Мифы и реальность

Ст. 15 «Состязательность сторон» Уголовно-процессуального кодекса гласит: «Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом». В чем же заключается эта равноправность? Надо полагать в том, что защитник и обвинитель стартуют одновременно, из равных позиций и судья на финише разрешает дело – постановляет приговор. В дореволюционной России примерно так и было, в западных системах уголовно-процессуального права это происходит, на что справедливо указывается на ресурсе http://alexlev.ru/. В США есть институт судебных следователей, где формирование уголовного дела и сбор доказательств происходит под контролем судьи. То есть, адвокат пополняет доказательственную базу, не спрашивая на то разрешения у следователя – стороны обвинения. В нашей правовой системе адвокат может собирать доказательства, но приобщать к уголовному делу во время проведения предварительного расследования он сможет только по воле лица производящего это расследование – следователя или дознавателя. Адвокат может, не запрещенным законом способом, собирать информацию и предоставить её в суд и то, спустя несколько месяцев предварительного расследования. Но что может адвокат?

Все существенные следственные действия, которые доступные обвинению (пусть даже с разрешения суда), такие как, контроль телефонных переговоров, обыск, выемка и т.д. стороне защиты не доступны в принципе. Адвокат может ходатайствовать перед следователем о производстве следственного действия, которое может оправдать подзащитного. Но напомню, следователь – сторона обвинения, зачем ему оправдывать? В случае отказа следователя, адвокат вправе обжаловать отказ в суд в порядке ст.125 УПК РФ. На такую процедуру может уйти месяц и у следователя может быть масса возможностей саботировать такое следственное действие. А если речь идет о выемке записи видеокамер наблюдения, у которых информация хранится 9 суток? Почему адвокат не может напрямую обратиться в суд и получить разрешение на производство выемки? Законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» предусмотрена возможность направления адвокатского запроса, и даже предусмотрена обязанность организаций предоставлять информацию в соответствии с этим запросом, однако никакой ответственности за непредоставление такой информации не предусмотрено. Усугубляет эту ситуацию то, что сторона защиты не вправе знакомиться в полном объеме с материалами уголовного дела до его окончания. Следователь может, он это дело формирует, но до окончания производства по делу защита может знакомиться только с незначительной частью документов в порядке 53 ст. УПК РФ, что не дает представления о том, что ляжет в основу обвинения. Процессуально, такая возможность появляется у стороны защиты перед передачей дела в суд. А предварительное расследование может длиться и два месяца и полтора года. Многие данные, содержащиеся в уголовном деле, защите не доступны продолжительное время, а это могут быть данные других свидетелей, показания которых могут оказаться полезны для защиты, и в которых следователь «не усмотрел» свидетельской значимости для дела и поэтому не допросил их. Что вспомнит этот свидетель через полтора года?

Но даже, если данные иных лиц, показания которых имеют значения для дела, находятся у адвоката в распоряжении, то очень эффективное средство защиты, точнее, способ установления истины по делу, это адвокатский допрос. То есть адвокат может допросить любое лицо об обстоятельствах имеющих значение для дела. Тут тоже есть разница в возможностях. Свидетель не вправе уклонится от дачи показаний стороне обвинения, для адвокатского же допроса необходимо согласие допрашиваемого. Для дисциплинарного воздействия на свидетелей и потерпевших у следователя есть возможность подвергнуть приводу и наложить денежное взыскание.

Ещё один яркий пример такого «равноправия» — посещение адвокатом своего подзащитного в следственном изоляторе. Справедливости ради надо отметить, что закон, в этом случае декларирует некое равноправие, в отличие от случаев, приведенных выше, но практика, как всегда на высоте. Согласно УПК защитник вправе иметь свидания с подзащитным без ограничения их числа и продолжительности. В реальности же адвокат должен получать разрешение на свидание со своим подзащитным опять таки у стороны обвинения!

И в итоге получается, что состязательность в уголовном процессе выглядит как игра в футбол, где за команду соперника, т.е. за сторону обвинения играют не только арбитры, но и вратарь на твоих воротах.

Добавить комментарий