можно ли смягчить наказание?

Посмотрите, пожалуйста, дело и подскажите, можно ли смягчить наказание и уменьшить срок. Именно интересует товарищ И. (ИВАНОВ 1989г. р.)
Д., 1979 года рождения, уроженца г. Сарапула Удмуртской Республики, гражданина РФ, с образованием 9 классов, холостого, не военнообязанного, проживающего г. Сарапул, работающего ОАО «СЭГЗ», ранее не судимого,

Х., 1987 года рождения, уроженца г. Сарапула Удмуртской Республики, гражданина РФ, с образованием 9 классов, холостого, не военнообязанного, проживающего г. Сарапул, работающего ОАО «СЭГЗ», судимого Сарапульским городским судом 23 апреля 2008 года по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа условно с испытательным сроком 2 года,

обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162, п. п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и

И., 1989 года рождения, уроженца г. Сарапула Удмуртской Республики, гражданина РФ, со средне-специальным образованием, холостого, военнообязанного, зарегистрированного и проживающего в г. Сарапул, работающего в магазине «Копеечка-2», не судимого,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, п. «в» ч. 4 ст. 162, ч. 5 ст. 33, п. п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ,

у с т а н о в и л :

Подсудимые Д. и Х. при пособничестве И. совершили разбойное нападение на водителя такси Ч. и его убийство с целью хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни, группой лиц по предварительному сговору с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Преступления совершены в г. Сарапуле Удмуртской Республики при следующих обстоятельствах.

В ночь на 15 июля 2008 года, находясь на территории микрорайона «Элеконд» г. Сарапула, Д., Х. и И. употребляли спиртные напитки. В ходе совместного употребления спиртного у Д., Х. и И. из корыстных побуждений возник преступный умысел, направленный на разбойное нападение на одного из таксистов с целью хищения его имущества и последующее его убийство. С целью реализации своих преступных намерений, они разработали план нападения и распределили между собой роли. Согласно разработанному плану И. было предложено вынести из дома нож, который будет использован при совершении преступления в качестве оружия. Д. должен был остановить первое попавшееся такси и предложить таксисту вывезти их за пределы г. Сарапула, после чего он должен был удерживать таксиста руками за тело, а Х. – нанести таксисту ножевые ранения, после чего они вместе должны были похитить имущество таксиста.

И., желая оказать содействие Д. и Х. в совершении разбойного нападения на таксиста и его убийстве путем предоставления орудия преступления – ножа, сходил домой к своей тете У., проживающей в г. Сарапуле УР, и принес кухонный нож, который передал Х. для использования его в качестве оружия.

С целью реализации совместного преступного умысла около 2 часов 30 минут 15 июля 2008 года, находясь на ул. 20 лет Победы микрорайона Элеконд города Сарапула, Д. остановил автомобиль марки ГАЗ- 3110 под управлением таксиста Ч. и предложил ему довезти их до д. Мыльники Сарапульского района. После того, как Ч. согласился, Д., Х. и И. сели в автомобиль и поехали в указанном направлении.

Действуя из корыстных побуждений совместно, согласованно, с единым преступным умыслом, Д. и Х. в период времени с 2 часов 35 минут до 3 часов 10 минут, находясь на правой обочине автодороги недалеко от дома, расположенного на ул. Нагорная д. Мыльники Сарапульского района, напали на Ч., от чего машина остановилась, при этом Х. удерживал Ч. руками за шею, тело и руки, а затем ножом, используемым в качестве оружия, нанес несколько ударов в область шеи потерпевшего, применяя насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшего. В продолжение совместного преступного умысла Д. забрал из рук Х. нож и, используя его в качестве оружия, нанес несколько ударов в область груди Ч., применяя насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшего. Во время своих преступных действий Д. и Х. с целью подавления сопротивления Ч. удерживали его руками за тело, затем повалили между передними сидениями автомобиля.

После этого Д., действуя по единому совместному умыслу, похитил из автомобиля ГАЗ-3110 имущество Ч. – деньги в размере 150 рублей, мобильный телефон «Нокиа» модель 1600 заводской номер 354529/01/398635/ 1 стоимостью 500 руб. С похищенным имуществом подсудимые с места преступления скрылись и распорядились им по своему усмотрению.

В результате преступных действий Д., Х. и И. потерпевшему Ч. был причинен имущественный ущерб на общую сумму 650 рублей.

Своими совместными преступными действиями Д. и Х. причинили Ч. телесные повреждения характера двух колото- резаных ран передней поверхности левой половины грудной клетки на уровне 4 и 5 межреберья по окологрудинной линии, проникающих в плевральную полость и полость сердечной сорочки с повреждением верхней доли левого легкого, сердечной сорочки, левого желудочка сердца, квалифицирующиеся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни человека; колото-резаной раны яремной выемки с повреждением правой доли щитовидной железы, трех резанных ран боковой поверхности шеи справа, резаной раны ладонной поверхности 4-го пальца правой кисти, квалифицирующиеся как причинившие легкий вред здоровью, вызвавшие кратковременное расстройство здоровья; поверхностной колото-резаной раны передней поверхности левой половины грудной клетки на уровне 6-го ребра по грудиной линии, резаной раны в области внутренней поверхности 2-й пястной кости левой кисти, множественных ссадин спины по линии остистых отростков позвонков, кровоизлияния в мягкие ткани затылка, которые вреда здоровью не причинили.

В результате острой массивной кровопотери, явившейся непосредственной причиной смерти, Ч. скончался на месте преступления.

Допрошенные в судебном заседании подсудимые в предъявленном обвинении виновными себя не признали.

Подсудимый Д. в суде показал, что он не вступал в сговор на ограбление и убийство таксиста с И. и Х. Машину он остановил, чтобы поехать в деревню Сигаево, позвал с собой прокатиться соподсудимых. В пути следования громко играла музыка, он несколько раз просил убавить звук, но таксист не реагировал. Тогда он прижал таксиста левой рукой к спинке сиденья, правой из пакета достал нож и нанес им три удара в грудь потерпевшего, что происходило дальше помнит не все, что в это время делали остальные не знает.

Подсудимый И. суду показал, что он Д. видел 14 июля 2008 года второй раз в жизни, они с Х. пришли к нему в магазин «Копеечка» и дождались, когда он закончит работу. Втроем они пошли пить пиво. Затем посидели около дома, где он проживал у тети. Пошли по дороге за сигаретами в ларек. Д. остановил такси, о чем-то поговорил с водителем, а их позвал сесть в такси. В пути следования он у Д. в руках увидел нож, которым тот неожиданно нанес удар в грудь таксисту. От удара таксист упал между сиденьями головой на колени Х. Таксист просил не убивать его. Х. после этого сразу выскочил из машины. А Д. нанес ножом таксисту еще 3- 4 удара. Он, И., не понимал, что происходит, что-то пытался сказать Д., но он нанес еще один удар. На полу у переднего сиденья зазвонил сотовый телефон водителя. Испугавшись, он тоже выскочил из машины. Х. стоял около машины, они вдвоем побежали сначала по дороге, затем по полю. Д. их потом догнал.

Подсудимый Х. первоначально суду показал, что его позвал Д. уйти с работы, чтобы купить сотовый телефон. После покупки они его заложили, на вырученные деньги пошли пить пиво, затем пришли в магазин к его знакомому И. И., подождали пока он закончит работу, и позвали его пить пиво. Когда деньги кончились, кто-то предложил ограбить таксиста. По дороге решили, что поедут в сторону д. Мыльники, один попросится остановиться в туалет, затем, выйдя, скажет, что что-то с машиной, чтобы выманить водителя из машины, а оставшиеся поищут в машине деньги, затем они убегут. Сговора на совершение убийства у них не было. Д. остановил машину такси, о чем-то поговорил, позвал их сесть. Как сесть они не договаривались. Д. сел на переднее сиденье, за ним И., а он за водителем. По дороге он смотрел в окно, проехали километра два, как вдруг машина резко тормознула и он ударился головой о спинку кресла водителя, а его рука оказалась на его плече. В этот момент Д. привстал и началась возня. Он испугался и выскочил из машины. Через некоторое время выскочил И. Не знает для чего он, Х., залез на крышу автомобиля и сбил знак такси «шашечки». Потом они с И. убежали, их догнал Д. Когда они бежали, у Д. зазвонил сотовый телефон, он спросил, зачем его тот взял, после чего Д. выбросил телефон в траву. Нож он в руки не брал, сговора на убийство таксиста не было. Нож он видел у Д., когда тот резал закуску на остановке.

После перерыва в судебном заседании Х. заявил, что сговора на ограбление между ними не было, это он предположил, когда они сели в такси, что будет ограбление.

Несмотря на отрицание подсудимыми вины в предъявленном обвинении, оно нашло свое подтверждение представленными стороной обвинения доказательствами: показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями экспертиз и другими письменными материалами дела.

Так, потерпевший Ч. В. И. в суде показал, что у него был единственный сын – Ч., который последний год работал таксистом на арендованном у предприятия автомобиле «Волга». Последний раз сына видел 14 июля 2008 года около 22 часов, он приезжал к ним домой на машине такси, был не долго, сказал, что поедет домой на ужин. На другой день около 9 часов утра к ним домой пришла сватья, которая сказала, что к ней домой пришла диспетчер службы «058» и сообщила, что их сына убили. Об обстоятельствах обнаружения сына и его автомашины ему известно только со слов сотрудников милиции. У сына был с собой мобильный телефон «Нокиа» купленный с рук за 500 рублей, он был похищен.

Свидетель Ч. О. И. в суде показала, что ее муж Ч. работал в службе такси «058». 14 июля 2008 года он приезжал на ужин домой около 22 часов и сказал, что ему придется ехать на ночной заказ, т. к. у того водителя сломалась машина. Ночной заказ был на 3 часа. В течении ночи она на сотовый телефон мужа не звонила. Утром 15 июля 2008 года примерно 7 часов 30 мин. она стала звонить, так как муж к этому времени обычно приходил домой. Мобильный телефон не отвечал. Затем от родителей она узнала, что мужа убили. В период следствия ей возвратили деньги 5500 рублей, найденные в машине.

Свидетель Ч. Н. Г. в суде показала, что ее сын около года работал таксистом на арендованной старой машине «Волга» у предпринимателя Радыгина, которую он долго восстанавливал. 14 июля 2008 года в 22 часа сын приехал к ним домой. Она отдала ему ягоды и молоко для детей, после чего он уехал домой. Утром 15 июля 2008 года к ней приехала сватья, которая сообщила об убийстве сына.

Свидетель Г. в суде показала, что в ночь с 14 на 15 июля 2008 года дежурила в качестве оператора службы такси «058». Еще с вечера был заказ такси по адресу ул. Гончарова на 3 часа ночи. На данную заявку должен был выехать Ч. Примерно в 2 час. 30 мин. или 40 он звонил, чтобы она узнала, не выйдет ли заказчик пораньше, так как он уже освободился. Она перезвонила Ч. и сообщила, что заявитель выйдет в 3 часа. Он сказал, что подъедет. Но заявители вышли и не обнаружили такси, позвонили ей в диспетчерскую, она пыталась связаться с Ч. по рации и сотовому телефону. Однако на вызовы он не отвечал. Ей позвонил З. и сообщил, что видит на обочине «Волгу», похожую на автомашину их компании. Она просила посмотреть машину, но З. ей сказал, что с машиной что-то не то – антенна лежит рядом, бензобак открыт. Тогда она попросила З. поехать за заказ на ул. Гончарова, а другого водителя Р. попросила проехать к этому месту и посмотреть, что случилось. Примерно в 3 час. 25 минут он ей перезвонил и сказал, чтобы вызывали милицию, что Ч. сидит на заднем сиденье, весь в крови, на ощупь холодный. Она вызвала милицию и скорую помощь. Утром о смерти Ч. сообщила родственникам.

Свидетель З. в суде показал, что он на личном автомобиле работает таксистом. В ночь с 14 на 15 июля 2008 года он дежурил. По заказу он ездил в п. Нефтяники. Когда он возвращался обратно через д. Мыльники в г. Сарапул, заметил стоящий на левой обочине автомобиль «Волга», он понял, что это машина такси. Автомобиль стоял неестественно, съехав с обочины. Ему показалось это подозрительным. Он из машины не выходил, опустил стекло и увидел, что антенна от рации, которая располагается на крыше, валяется рядом с машиной, кроме того, он заметил, что люк бензобака открыт. После этого он позвонил в службу диспетчера и сообщил о машине. Диспетчер просила посмотреть, что случилось с машиной, но он сказал, что могло быть ограбление, и он поэтому не выйдет. На левой задней стороне автомобиля он видел окровавленный отпечаток. После этого диспетчер сказала, что вышлет к машине другого человека, а его попросила поехать по заявке на адрес: г. Сарапул, ул. Гончарова, куда должна была пойти увиденная им машина. По названному адресу он забрал клиента и отвез на железнодорожный вокзал. О том, что парня- таксиста, чью машину он обнаружил, нашли мертвым, он узнал от диспетчера.

Свидетель Р. в суде показал, что в ночь с 14 на 15 июля 2008 года после 03 часов ему по рации диспетчер сказала, что не отвечает Ч., попросила его съездить в сторону д. Мыльники, где другой водитель обнаружил машину, и посмотреть, что случилось с водителем. Он поехал в сторону д. Мыльники, с правой стороны дороги он заметил автомашину, у нее горели фары. Машина съехала с дороги. Он остановился рядом и осветил автомашину фарами и подошел к ней, салон осветил фонариком. За рулем автомашины никого не было. Антенна рации валялась возле машины на дороге под ногами. Люк бензобака был открыт, крышка бензобака отсутствовала. Он посветил через водительское окно и увидел ноги между передним водительским и пассажирским сиденьями. После этого он открыл левую заднюю дверь, голова Ч. свесилась за дверь. В свете фонарика видел на футболке Ч. темные пятна, которые не смог распознать и даже не подумал, что это кровь. Телесных повреждений на трупе он не видел. Диспетчера он попросил вызвать скорую помощь и милицию. После этого он остался ждать скорую помощь и милицию.

Свидетель Р. в суде показал, что он является директором ЗАО. Около одного года назад в их агентстве стал работать Ч. на автомобиле ГАЗ- 3110 белого цвета. Когда ему позвонила диспетчер Г. и сообщила о происшедшем, он лично выехал на место происшествия и видел машину и погибшего Ч. с ранами в области сердца.

Свидетель Г. суду показал, что на АГЗ № 4 в ночь с 14 на 15 июля 2008 года около 02 ч. 15 мин. ночи приехал на «Волге» такси молодой человек. При заправке обнаружилась неисправность, которую устраняли минут 10, затем баллон заправили. После этого он расплатился и уехал.

Свидетель К. суду показала, что в ночь с 14 на 15 июля 2008 года она дежурила в ночное время на АГЗ №4. Ночью в третьем часу на газозаправку приехал на такси молодой человек. Когда он заправился, подъехал на машине к кассе и оплатил заправку 400 рублей.

Свидетель У. суду показала, что ее сестра И. С. Л. и ее сын И. около года проживали у нее после пожара в их квартире. Племянник работал грузчиком в магазине «Копеечка». В ночь с 14 на 15 июля 2008 г. И. пришел домой поздно, около 04 час. ночи. На следующий день она спросила, где он был, он ответил, что ходил на рыбалку. Она обратила внимание на одежду И. Штанины и кроссовки были в какой-то мелкой траве, будто он шел по росе. Спал И. в штанах на полу без футболки, голый до пояса. 19 июля 2008 года к ней домой пришли продавцы магазина «Копеечка» и сказали, что сотрудники милиции с работы забрали И.

Кроме того, из оглашенных и исследованных показаний свидетеля У. установлено, что продавцы ей сказали, что в последнее время И. на работе часто плакал, он говорил: «Вы не представляете, что я пережил, я видел фонтан человеческой крови». Более подробно ничего не говорили. Ей И. об убийстве ничего не рассказывал. У нее дома имеется набор из пяти кухонных ножей и ножниц. Его ей подарили, она ножами не пользуется, только ножницами. Все ножи из белой стали с черными ручками. 28 июля 2008 года она обратила внимание, что одного ножа из данного набора, второго по величине, не хватает. Когда он пропал, и где в настоящее время находится данный нож ей неизвестно /л. д. 111- 113, 120- 122, т. 1/.

Свидетель К. суду показала, что она в магазине «Копеечка- 2» работает продавцом. В смене с ней грузчиком работал И. Охарактеризовать его может только с положительной стороны. В один из дней июля 2008 года она помнит, что это был понедельник или четверг, поскольку в эти дни привозят товар и бывает очень много работы, вечером перед закрытием магазина она видела, что к И. пришли двое друзей. Она видела у друзей И. в руках бутылку пива емкостью 1, 5 л. На следующий день И. на работу не вышел, позвонил и сказал, что заболел. Через день И. вышел на работу. Она обратила внимание, что поведение И. очень изменилось, он ни с кем не общался, молчал, почти не ел, хотя ранее он был общительный и часто шутил. В один из дней июля 2008 года они сидели за обедом, разговор зашел о том, кому, что для полного счастья нужно. Все что- то говорили, И. сказал, что он хотел бы вернуться на несколько дней назад, чтобы сделать все по-другому, ничего не объяснив, он вышел курить. Через несколько дней в магазин зашли мужчины, представились сотрудниками милиции и сказали, что в сети магазинов «Копеечка» участились случаи краж, что им необходимо забрать одного из работников мужчину и одну женщину, сказали, что забирают грузчика – И. и девушку – продавца из бакалеи. Когда она сказала , что не может их отпустить с работы, они сообщили, что И. подозревают в совершении убийства таксиста и что им необходимо забрать его в отдел милиции, чтобы он не попытался скрыться, ими была придумана легенда по поводу краж. Тогда она пошла на склад к И., где он паковал в пакеты хлеб, сказала, что приехали сотрудники милиции, необходимо с ними проехать в отдел милиции. И. резко изменился в поведении, побелел, спустя какое- то время лицо пошло какими-то пятнами. Движения И. стали как механические, двигался он как робот. Он переоделся, ключи от квартиры тети положил на стол и вышел к сотрудникам милиции. При этом И. все делал молча, ничего не говорил. В тот же день она попросила продавца отнести ключи И. его тете, которая в тот же день пришла в магазин и стала расспрашивать по поводу подозрения И. в убийстве. Она ей рассказала все, что знала сама.

Из оглашенных в суде показаний свидетеля Д. Р. Ю. установлено, что ее сын Д. в ночь с 14 на 15 июля 2008 г. дома не ночевал. От своей матери она знает, что на оранжевой футболке Д. были две маленькие капельки крови. В тот же день мама постирала одежду Д., в которой он был в ночь с 14 на 15 июля 2008 года /л. д. 98- 101, том 1/.

Из оглашенных в суде показаний свидетеля С. следует, что в ночь с 14 на 15 июля 2008 г. ее внук Д. дома не ночевал. Пришел 15 июля 2008 года днем около 11 час 30 мин. Вечером на левом рукаве футболки внука она увидела маленькую капельку крови. Одежда пахла потом, поэтому она ее постирала /л. д. 102- 104, том 1/.

Из оглашенных показаний свидетеля Х. Н. Е. установлено, что ее сын Х. в ночь с 14 на 15 июля 2008 года дома не ночевал. 19 июля 2008 года она стирала домашнее белье, в том числе и одежду Х., в которой он был в ночь с 14 на 15 июля 2008 года. /л. д. 126- 128, т. 1/.

Кроме того вина подсудимых установлена исследованными письменными доказательствами.

Так, согласно протоколу осмотра места происшествия на обочине проезжей части трассы г. Сарапул — с. Костино Сарапульского района Удмуртской Республики, в 6 метрах от д. 20 по ул. Нагорная д. Мыльники обнаружен автомобиль ГАЗ- 3110, в салоне которого находится труп Ч. с телесными повреждениями в области грудной клетки и шеи /л. д. 27- 39 т. 1/.

Заключением судебно- медицинской экспертизы на трупе Ч. установлены телесные повреждения характера колото- резаных ран (2) передней поверхности левой половины грудной клетки на уровне 4 и 5 межреберья по окологрудиной линии, проникающих в плевральную полость и полость сердечной сорочки, с повреждением верхней доли левого легкого, сердечной сорочки, левого желудочка сердца, квалифицирующиеся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни человека; колото- резаной раны яремной выемки с повреждением правой доли щитовидной железы, резанных ран (3) боковой поверхности шеи справа, ладонной поверхности 4-го пальца правой кисти, квалифицирующиеся как причинившие легкий вред здоровью, вызвавших кратковременное расстройство здоровья; поверхностной колото-резаной раны передней поверхности левой половины грудной клетки на уровне 6-го ребра по грудиной линии, резанной раны в области внутренней поверхности 2-й пястной кости левой кисти, множественных ссадин спины по линии остистых отростков позвонков; кровоизлияния в мягкие ткани затылка, которые вреда здоровью не причинили. Все телесные повреждения носят прижизненный характер и причинены за один, относительно короткий промежуток времени. Всего было нанесено ножом не менее 7 травматических воздействий. Преимущественная локализация повреждений справа говорит о том, что в момент их нанесения потерпевший был обращен правым боком или спиной к нападавшему и мог находиться в положении сидя, стоя, лежа на животе, а нападавший мог находиться, как справа, так и сзади. Повреждения на теле потерпевшего соответствуют повреждениям на одежде. Расположение повреждений на пальцах левой и правой кисти характерно для борьбы в момент захватывания клинка ножа руками. Смерть потерпевшего наступила в течение ближайших 10- 15 мин. Непосредственной причиной смерти явилась острая массивная кровопотеря. Давность наступления смерти соответствует сроку 15 июля 2008 года /л. д. 10- 24, т. 2/.

В ходе предварительного следствия была произведена выемка одежды Д., Х. и И., в которой они находились в ночь с 14 на 15 июля 2008 года. /л. д. 149- 150 т. 1, 152- 153 т. 1, л. д. 70 т. 3./, а при осмотре автомобиля ГАЗ- 3110, в котором был обнаружен труп Ч. были сделаны срезы ткани с обивки сидений, изъяты соскобы вещества бурого цвета и отпечатки обуви /л. д. 41- 44 т. 1/.

Из заключения криминалистической экспертизы следует, что след, обнаруженный на капоте автомобиля ГАЗ 3110, оставлен левым ботинком, принадлежащим Х. /л. д. 75- 79, т. 2/.

Заключением криминалистической экспертизы установлено, что на поверхности срезов обивки сиденья и спинки правого переднего кресла автомобиля имеются единичные полиэфирные волокна, одинаковые по природе, цветовым оттенкам и морфологическим признакам с полиэфирными волокнами, входящими в состав трикотажного полотна футболки Д. На поверхности среза обивки спинки заднего дивана с правой стороны имеются единичные полиэфирные волокна синего цвета, одинаковые по природе, цветовым оттенкам и морфологическим признакам с полиэфирными волокнами синего цвета, входящими в состав трикотажного полотна футболки И. На поверхности срезов обивки сиденья и спинки заднего дивана с правой стороны, а так же среза обивки спинки заднего дивана с левой стороны имеются единичные волокна хлопка светло- серого и серого цвета, одинаковые по природе, цветовым оттенкам и морфологическим признакам с волокнами хлопка светло- серого и серого цветов, входящих в состав ткани джинсовых брюк Х. /л. д. 9- 13, т. 3/.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы в подногтевых срезах с трупа потерпевшего Ч. и соскобах вещества бурого цвета с двери автомобиля ГАЗ 3110 имеются следы крови, которые могли произойти от Х. От Ч., И. и Д. данная кровь не происходит. /л. д. 136- 138, т. 2/.

Вина подсудимых подтверждается их признательными показаниями на предварительном следствии, которым суд доверяет и кладет их в основу приговора.

Так, из показаний Д., допрошенного в качестве подозреваемого, установлено, что 14 июля 2008 года он и Х. пили пиво, затем с ними пил пиво И. Когда деньги на спиртное закончились, И. предложил ограбить таксиста. Все согласились. И. вынес из дома нож. На остановке ими решено было убить таксиста, после чего его ограбить и сжечь машину. Наносить смертельные удары таксисту должен был Х. Он и И. должны были помогать Х., удерживая таксиста руками. Остановили первое попавшееся такси и попросили довезти до д. Мыльники. В машину они сели по заранее задуманному плану. Он сел спереди справа от таксиста, Х. сел на заднее сиденье за таксистом, а И. на заднее сиденье за ним. Доехав до д. Мыльники, они таксисту сказали, что их нужно высадить на обочине дороги при въезде в деревню, не доезжая до моста. Когда водитель стал притормаживать и прижиматься к правой обочине. Х. и И. сзади схватили таксиста руками и стали прижимать его к водительскому сиденью, при этом Х. руками душил таксиста. Он сам держал руки водителя. Водитель что-то говорил, И. в это время кричал «бей», но Х. растерялся и не наносил удары ножом. Тогда он выхватил у Х. из рук нож и ударил ножом в область грудной клетки таксиста несколько раз и он перестал сопротивляться, одежда испачкалась кровью. У таксиста он взял деньги в сумме 150 руб. и мобильный телефон черного цвета. После этого они наспех вытерли своими футболками все места на машине, где могли остаться их отпечатки пальцев. С места происшествия убежали /л. д. 50- 57, т. 3/.

При допросе в качестве обвиняемого Д. подтвердил ранее данные показания, уточнил, что ранение на шее потерпевшего могло образоваться, когда Х. удерживал нож у шеи таксиста /л. д. 84- 86, т. 3/.

Свои показания Д. подтвердил при проверке показаний на месте и пояснил, что 14 июля 2008 года около 23 – 24 час. он и его друзья И. и Х. решили убить и ограбить таксиста. Для этого И. принес нож из дома. Остановив такси, они попросили довезти их до д. Мыльники. Находясь в указанном месте, он нанес несколько ударов ножом в грудь таксиста, при этом Х. и И. держали таксиста сзади. В ходе следственного действия Д. продемонстрировал, как он наносил удары правой рукой, удерживая левой таксиста. Удары наносил с размаху в область груди таксиста. После этого они похитили деньги таксиста и его мобильный телефон /л. д. 59- 64 т. 3/.

По показаниям Д. на предварительном следствии проведена дополнительная судебно-медицинская экспертиза, согласно выводам которой, повреждения в области шеи справа и яремной выемки причинены пассажиром заднего сиденья, находящимся за сидением водителя. Об этом свидетельствует направление длинников ран сверху вниз, поверхностный их характер /л. д. 29- 33, т. 3/.

В ходе очной ставки с И. Д. подтвердил, что умысел всех троих изначально был направлен на убийство таксиста, И. предложил убить таксиста, и вынес нож. Убийство совершил он, Д., а Х. удерживал таксиста. И. кричал Х., чтобы тот наносил удар ножом. И. в ходе очной ставки отрицал сговор на убийство, показал, что видел, как таксиста убивал Д., а Х. при этом удерживал таксиста /л. д. 66- 68, т. 3/.

И., допрошенный в качестве подозреваемого, показал, что он после рабочей смены распивал пиво на улице вместе с Д. и Х. После того как деньги кончились, Д. предложил напасть на прохожего и ограбить его. Затем сказал, что можно напасть на таксиста и ему нужен нож, чтобы припугнуть его. Тогда он сходил в квартиру и вынес кухонный нож из набора кухонных ножей тети. На предложение Д. остановить такси, после чего попросить вывезти их за город, там его ограбить, все согласились. Когда остановили такси, Д. разговаривал с водителем, все сели в машину. Он сел на заднее сиденье за Д., а Х. сел на заднее сиденье за таксистом. Пока они ехали, он заснул. Проснулся и увидел, что таксист смотрит на Д. и говорит «не убивайте меня, у меня денег нет, только мобильный телефон». Затем Х. схватил таксиста сзади и повалил его между сидениями, при этом он в руке держал нож. Откуда он взял нож он не видел. После этого Д. выхватил нож из рук Х. и два раза ударил таксиста в грудь ножом. При этом Х. продолжал удерживать таксиста сзади. После второго удара таксист подергался и успокоился, более не шевелился. После этого он и Х. выбрались из машины на улицу, а Д. оставался в машине и видимо искал деньги. Х. забрался на крышу автомашины и ногой сбивал значок такси с шашечками, который продолжал светиться. После этого он и Х. убежали. Д. их догнал. Когда бежали, зазвонил мобильный телефон таксиста и его Д. выкинул. Позднее он спрашивал у него, где нож, которым тот убил таксиста, на что он сказал, что выбросил в поле. /л. д. 127- 133, т. 3/.

Допрошенный в качестве подозреваемого Х. показал, что 14 июля 2008 вместе со своим знакомым Д. ушли с работы, чтобы попить пива. После 22 часов с ними пить пиво стал и И. Ночью в интернет-клубе играли на автоматах и пили пиво. Когда деньги закончились, Д. предложил ограбить какого-нибудь прохожего и продолжить пить пиво. Но затем он предложил убить и ограбить какого-нибудь таксиста, сказал, что у них с собой всегда много денег. Он и И. согласились с предложением Д., который попросил И. принести из дома нож, которым будет совершено убийство. И. сходил домой к тете, где проживал, и принес кухонный нож. Они распределили роли. Договорились, что Д. сядет спереди на пассажирское переднее сидение, а он и И. сядут сзади. Таксисту скажут, что им нужно доехать до д. Мыльники, когда доедут, Д. будет держать таксиста руками, а он должен будет убивать таксиста. И. вынес из дома нож и передал его ему, Х. На ул. Гончарова г. Сарапула Д. остановил такси и стал разговаривать с водителем. После этого сказал всем садиться в такси. Он сел на заднее сиденье за водителем, Д. рядом с водителем, а И. сел на заднее сиденье за ним. Ехали около 10 минут. Отъехали от города примерно на два километра, и Д. попросил таксиста остановиться, сказал, что хочет в туалет. После этого он выхватил руль у таксиста и резко повернул его направо, они обо что-то ударились и остановились. Ничего не говоря, Д. ударил таксиста ножом в область груди. Он, Х., схватил таксиста сзади руками за шею, чтобы тот не сопротивлялся. После первого удара таксист стал просить не убивать его, предложил забрать деньги и телефон. Д. в ответ нанес таксисту еще один удар в область сердца. Ему стало страшно от происходящего, и он отпустил таксиста. После этого Д. схватил таксиста и положил его между сиденьями и ударил ножом еще раз. От этого у таксиста брызнула кровь и попала ему на джинсы. Впоследствии он джинсы постирал, чтобы стереть следы преступления. Голова таксиста упала ему не колени и он подвинул ее, положил на сиденье. И. в это время сидел рядом и наблюдал за происходящим. После этого открыл дверь и вышел из автомобиля. Д. в то же время стал искать деньги в бардачке автомобиля и в одежде таксиста, откуда забрал его мобильный телефон. А он залез на крышу автомобиля, откуда пытался сбить горящий желтым светом значок «такси». Он и И. убежали, Д. их догнал чуть позднее. Прежде чем убежать, Д. предложил поджечь машину, для чего открутил крышку бензобака, но поджечь не пытался. Когда бежали, зазвонил телефон таксиста, и он сказал, чтобы Д. выбросил телефон, так как по нему их могут вычислить. Д. выбросил в поле телефон, а затем нож. Когда прибежали на ул. Гончарова, Д. показал 100 рублей, сказал, что взял у таксиста /л. д. 206- 213, т. 3/.

В ходе проверки показаний на месте Х. подтвердил ранее данные им показания и показал на месте, что 14 июля 2008 года он совместно с Д. и И. решили убить и ограбить таксиста, чтобы купить спиртного, для чего И. принес из дома нож, Х. указал место на обочине дороги в д. Мыльники, где машина остановилась по направлению к с. Костино, показал, как он обхватил таксиста левой рукой, прижав его к спинке сиденья и удерживал таксиста за правое плечо. При этом Д. наносил удары ножом таксисту в область груди слева /л. д. 214- 239, т. 3/.

В ходе очных ставок между обвиняемыми Д. и Х., обвиняемыми И. и Х., обвиняемыми И. и Д. всеми было заявлено, что убийство таксиста совершалось одним ножом /л. д. 100- 103, 116- 119, 120- 123 т. 5/.

Вина подсудимых Д. и Х. в совершении разбойного нападения и убийства таксиста Ч. при пособничестве И. исследованными доказательствами установлена.

Действия Д. и Х. суд квалифицирует по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ — нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни, группой лиц по предварительному сговору, с использованием предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и по п. п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ — умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

А действия И. суд квалифицирует по ч. 5 ст. 33, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ — пособничество в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни, группой лиц по предварительному сговору, с использованием предметов используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и по ч. 5 ст. 33, п. п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ — пособничество в умышленном причинении смерти другому человеку, совершенном группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем, поскольку доказательств того, что И. принимал непосредственное участие в лишении жизни потерпевшего органами следствия не добыто, но им предоставлено орудие совершения преступлений – нож.

В основу приговора судом положены показания подсудимых на предварительном следствии, которые полно раскрывают события преступлений и подтверждаются совокупностью других исследованных судом доказательств. Нарушений уголовно-процессуального закона при сборе доказательств, в том числе и при допросе Д., Х., И. органами следствия не допущено, все они были допрошены с участием защитников, с разъяснением положений ст. 51 Конституции РФ и прав, предоставленных ст. ст. 46 и 47 УПК РФ. Кроме того, показания были закреплены в ходе проверок показаний на месте применением технических средств. Видеозапись проверки показаний на месте с участием Д. была исследована в судебном заседании. Заявления подсудимых о получении доказательств с нарушением уголовно-процессуального закона подтверждения в судебном заседании не нашли. Кроме того, сторона защиты не ставила перед судом вопроса об исключении протоколов следственных действий из перечня доказательств.

Имеющиеся противоречия в показаниях Д., Х. и И. на предварительном следствии относительно некоторых деталей преступлений, на которые обратила внимание сторона защиты, суд находит не значительными, не влияющими на сущность, поэтому они не являются основанием к признанию их недопустимыми.

Так, в своих показаниях о наличии предварительного сговора на совершение разбойного нападения на таксиста с применением ножа на предварительном следствии заявили все подсудимые, противоречия имеются лишь в том на чье предложение: Д. или И. совершить ограбление и убийство таксиста все дали свое согласие. Однако это противоречие для квалификации действий совершения преступления группой лиц по предварительному сговору существенного значения не имеет.

Для нападения необходим был нож и его, согласно показаниям на предварительном следствии всех участников преступления, из дома принес И., взяв его из набора ножей своей тети У. Противоречие в показаниях Д., что он наносил удары ножом с деревянной ручкой, были устранены еще на предварительном следствии посредством дополнительного его допроса и проведения очных ставок.

Отсутствие ножа в качестве вещественного доказательства, на что обратила внимание сторона защиты, суд считает, не может служить доказательством невиновности подсудимых, в том числе и И. От ножа, как улики преступления, избавился Д., выбросив его в поле в густую траву. Но И. 19 июля 2008 года при допросе его в качестве подозреваемого дал признательные показания /л. д. 127- 133 т. 3/ о том, что он взял из дома второй по величине нож из набора ножей своей тети У., и органами следствия при допросе свидетеля У. было установлено, что она 28 июля 2008 года обнаружила пропажу ножа второго по величине / л. д. 120- 122 т. 1/. У суда не имеется сомнений, что разбойное нападение и убийство потерпевшего Ч. было совершено ножом, предоставленным подсудимым И.

Утверждение И. о том, что он не участвовал в сговоре на совершение разбоя и убийства таксиста, опровергается показаниями подсудимых Д. и Х. на предварительном следствии, в которых они показали, что на предложение ограбить и убить таксиста все согласились /т. 3 л. д. 50- 57, 206- 213/.

Отрицание Х. своего участия в лишении жизни потерпевшего Ч. опровергается его же показаниями на предварительном следствии, где он рассказывал, как держал потерпевшего за шею, когда Д. наносил удары ножом /л. д. 206- 213 т. 3/. А о наличии ножа в руках подсудимого Х. показал не только Д., который предположил, что ранения на шее Ч. причинены Х. /л. д. 84- 86 т. 3/, но и И., который показал, что видел, как Х. повалил потерпевшего между сидениями, и в его руках был нож /л. д. 127- 133 т. 3/.

Не могут быть приняты во внимание доводы защиты о недоказанности вины подсудимых в убийстве потерпевшего по тем основаниям, что на их одежде, проведенными экспертизами не обнаружена кровь потерпевшего. Подсудимые были задержаны спустя 4 дня после убийства Ч.. Кроме того, по делу собраны доказательства того, что одежда, в которой находились подсудимые в ночь с 14 на 15 июля 2008 года, была постирана. А свое нахождение в автомобиле потерпевшего в момент его убийства не отрицали и не отрицают сами подсудимые, микрочастицы их одежды установлены на сиденьях автомобиля заключением судебно-криминалистической экспертизы, а наличие крови Х. установлено заключением судебно-биологической экспертизы в подногтевом содержимом погибшего и соскобах бурого вещества, сделанных с автомобиля ГАЗ- 3110.

Позициям подсудимых, занятым ими в судебном заседании, суд не доверяет, находит их надуманными, с целью смягчения ответственности Д., а И. и Х. с намерением избежать уголовного наказания за совершенные преступления. Их позиции в судебном заседании не согласуются не только с другими исследованными доказательствами, но и между собой в деталях преступлений. Так, Д. в судебном заседании показал, что им было нанесено сразу три удара в грудь потерпевшего. И. эту часть действий Д. описал иначе и показал, что Д. сначала нанес один удар в грудь потерпевшего, от чего он упал между сиденьями головой на колени Х., потерпевший просил не убивать его, но Д. нанес 3-4 удара ножом в грудь, он, И., не понимая, что происходит, что-то говорил Д., а тот нанес еще один удар. Х. в судебном заседании вообще отрицал, что видел, как наносились удары ножом и то, что ему на колени упала голова потерпевшего. Количество и локализация телесных повреждений, установленных на теле погибшего заключением экспертизы, не соответствует названным в показаниях подсудимых.

Анализируя показания Д., Х. и И., суд делает вывод, что ни один из подсудимых в судебном заседании не дал правдивых показаний, и каждый пытался уменьшить свою роль в совершенном преступлении.

Согласно заключению судебно- психиатрической экспертизы, Д. в период инкриминируемого преступления обнаруживал и обнаруживает в настоящее время признаки органического расстройства личности и поведения, которое временным не является и в юридически значимые моменты времени не ограничивало способности испытуемого к последовательным и целенаправленным действиям по ситуации с критической ее оценкой. Таким образом, Д. мог и может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Он по своему психическому состоянию в применении по отношению к нему принудительных мер медицинского характера не нуждается /л. д. 204- 210, т. 2/.

Согласно заключению судебно- психиатрической экспертизы, Х. в момент правонарушения и в настоящее время обнаруживал и обнаруживает признаки органического расстройства личности и поведения, глубина которого выражена незначительно, не сопровождается нарушением критических и прогностических способностей, поэтому он мог в момент правонарушения и может в настоящее время осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В момент деликта испытуемый признаков временного психического расстройства не обнаруживал, а находился в состоянии простого алкогольного опьянения. По своему психическому состоянию Х. в применении по отношению к нему принудительных мер медицинского характера не нуждается /л. д. 244- 248, т. 2/.

Заключением судебно- психиатрической экспертизы И. в момент правонарушения и в настоящее время какого-либо психического расстройства, повлиявшего на его способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не обнаруживал и не обнаруживает. И. в применении принудительных мер медицинского характера не нуждается /л. д. 225- 229, т. 2/

Изучив судебно-психиатрические экспертизы, характеризующий материал на подсудимых, учитывая их поведение на предварительном следствии и в судебном заседании, суд признает их вменяемыми и подлежащими уголовной ответственности за содеянное.

При назначении наказания подсудимым суд учитывает общественно опасный характер их действий, личности виновных и роль каждого в совершенных преступлениях. Для всех подсудимых суд учитывает как смягчающее наказание обстоятельство положительные характеристики по месту работы и жительства, для Х. и Д. суд дополнительно учитывает их состояние здоровья и активное способствование раскрытию преступления и изобличению других соучастников в период предварительного расследования. Поэтому подсудимому Д. и Х. наказание должно быть назначено с учетом требований ст. 62 УК РФ. Одновременно, с учетом материального положения подсудимых, суд считает возможным назначить всем подсудимым наказание без применения дополнительного наказания по санкции ч. 4 ст. 162 УК РФ в виде штрафа.

Подсудимым Х. преступление совершено в период испытательного срока, поэтому условное осуждение по приговору Сарапульского городского суда УР от 23 апреля 2008 года в отношении него должно быть в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено, и окончательное наказание ему должно быть назначено по правилам ст. 70 УК РФ.

Оснований для применения положений ст. ст. 64, 73 УК РФ ко всем подсудимым у суда не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 307- 309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Признать Д. виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162, п. п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ сроком на 10 лет, по п. п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 14 лет. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначить наказание Д. по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний в виде 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Признать Х. виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162, п. п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и назначить Х. наказание в виде лишения свободы по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ сроком на 10 лет, по п. п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 13 лет. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначить наказание Х. по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний в виде 15 лет лишения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменить Х. условное осуждение по приговору Сарапульского городского суда УР от 23 апреля 2008 года и на основании ст. 70 УК РФ назначить ему к отбытию наказание по совокупности приговоров путем полного сложения назначенных наказаний в виде 17 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Признать И. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, п. «в» ч. 4 ст. 162, ч. 5 ст. 33, п. п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и назначить И. наказание в виде лишения свободы по ч. 5 ст. 33, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ сроком на 10 лет, по ч. 5 ст. 33, п. п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 14 лет. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначить наказание И. по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний в виде 16 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Начало срока наказания всем осужденным исчислять с 19 июля 2008 года.

Вещественные доказательства: полуботинки, носки, джинсы, футболку Х., футболку, шорты, кроссовки Д., футболку, спортивные брюки, кроссовки И., срезы с обивки сидений, подногтевые срезы с трупа, соскобы вещества бурого цвета, товарный чек – уничтожить, телефон «Нокия» возвратить потерпевшему Ч. В. И.

Приговор может быть обжалован участниками процесса в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденными в тот же срок со дня получения копии приговора в Верховный Суд Российской Федерации. В случае подачи кассационной жалобы, осужденные в праве ходатайствовать в сроки, установленные для обжалования приговора, о своем участии в суде кассационной инстанции.

В принципе очень сложно опровергнуть, есть только противоречия в показаниях Х., в которых тот говорит, что «Нож он видел у Д., когда тот резал закуску на остановке». Тогда получается, что нож мог был вынесен для более прозаических целей — для того, чтобы порезать закуску. Далее в показаниях есть место, где утверждается, что нож при нападении был вынут из пакета. Что было в этом пакете? Где оказался пакет после? По идее его должны были оставить в машине, либо выкинуть по дороге. Но далее нигде в показаниях про пакет ни слова. Можно предположить, что в пакете были остатки закуски, тогда подтверждается версия, что нож был вынесен для бытовых целей.

Показаниям Д. и Х. в отношении И доверять полностью нельзя, т.к. выставляя его как соучастника, они тем самым зарабатывали себе смягчающее обстоятельство «активное способствование раскрытию преступления и изобличению других соучастников в период предварительного расследования». С учетом того, что преступление все равно было группой лиц по предварительному согласию (совершалось Д. и Х. совместно), оговор И. был им выгоден, так как в этом случае судья обязан был учесть «активное способствование раскрытию преступления и изобличению других соучастников в период предварительного расследования».

В общем, определенная возможность обжаловать пособничество в убийстве есть. Вот опровергнуть соучастие в разбойном нападении не получится, так как есть соответствующие показания самого И.

4 comments for “можно ли смягчить наказание?

  1. Андрей
    17 сентября 2013 at 21:01

    Напишите мне advokat.pg.shabalov@yandex.ru

  2. Андрей
    17 сентября 2013 at 21:04

    Приношу свои извинения вот мой адрес advokat.shabalov@yandex.ru

    • Алена
      19 сентября 2013 at 17:40

      Здравствуйте, я написала Вам на почту, только что-то не понятно, отправилось письмо или нет((((((( вот адрес — chepkasova.1987@mail.ru, если Вы реально можете подсказать что-то по делу моего мужа, напишите пожалуйста

  3. Андрей
    26 сентября 2013 at 22:35

    Составление надзорных и кассационных жалоб. advokat.shabalov@yandex.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *